Търсене в този блог

22.04.2018 г.

Карл Маркс – мыслитель, революционер, человек

 

От сборника  „Статьи разных лет” на Багатурия Георгий Александрович

 

Он был гениальным мыслителем и великим революционером, учителем и вождем мирового пролетариата. Вместе со своим другом, единомышленником и соратником Фридрихом Энгельсом Маркс создал диалектический и исторический материализм, марксистскую политическую экономию и теорию научного коммунизма, указал рабочему классу пути борьбы за освобождение, заложил основы международного коммунистического движения. «В немногих словах заслуги Маркса и Энгельса перед рабочим классом, – писал В.И. Ленин, – можно выразить так: они научили рабочий класс самопознанию и самосознанию и на место мечтаний поставили науку» (Полн. собр. соч., т. 2, с. 6). Главную заслугу Маркса и Энгельса Ленин видел в том, что они создали такую революционную теорию, которая объяснила необходимость слияния социализма с рабочим движением и поставила задачей социалистов организацию классовой борьбы пролетариата (см. т. 4, с. 245).

* * *

Место Маркса в истории человечества определяется прежде всего тем, что он создал принципиально новое революционное учение, которое, как отмечал Энгельс, «по праву носит его имя» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 21, с. 301).

Великой заслугой Маркса явилось создание теории научного коммунизма. Марксизм и научный коммунизм в известном смысле синонимы. Полностью отождествлять их, разумеется, нельзя. Строго говоря, марксизм – понятие более широкое. И все-таки в системе взглядов Маркса теория научного коммунизма – это не просто одна из составных частей. Это та ее часть, которая служит как бы имманентной целью всей системы и которая увенчивает ее. Вот почему по этой вершине возможно в известной степени судить и о марксизме в целом.

Теоретический подвиг Маркса можно резюмировать и несколько иначе: он превратил социализм из утопии в науку. Это стало возможным благодаря двум великим открытиям: материалистическому пониманию истории (то есть историческому материализму) и теории прибавочной стоимости (которая служит краеугольным камнем марксистской политической экономии). «Подобно тому как Дарвин открыл закон развития органического мира, – говорил Энгельс, – Маркс открыл закон развития человеческой истории… Но это не все. Маркс открыл также особый закон движения современного капиталистического способа производства и порожденного им буржуазного общества» (там же, т. 19, с. 350, 351). По словам Энгельса, этими двумя великими открытиями – материалистическим пониманием истории и разоблачением тайны капиталистического производства посредством прибавочной стоимости – мы обязаны Марксу (см. там же, т. 20, с. 26 – 27).

В чем смысл первого из этих открытий? Маркс научно доказал, что люди должны прежде всего трудиться, чтобы удовлетворять свои элементарные потребности – есть, пить, иметь одежду и жилище, и только при выполнении этого условия они будут в состоянии заниматься политикой, наукой, искусством, религией и т.д. Следовательно, материальное производство – это основа существования и развития человеческого общества. Обобщая опыт всей прежней истории, Маркс пришел к выводу, что не сознание людей определяло и определяет их бытие, а, наоборот, общественное бытие определяет общественное сознание. Он выявил главную, определяющую зависимость в сложной системе связей и взаимодействия производительных сил, производственных и других общественных отношений, политической и юридической надстройки, форм общественного сознания. Маркс выработал фундаментальное в историческом материализме понятие общественно-экономической формации, выяснял, что нарастание и углубление противоречий между производительными силами и производственными отношениями приводило к переходу общества путем социальной революции с одной ступени экономического развития на другую, более высокую, от одной общественной формации к другой.

Первое великое открытие Маркса имело два важных следствия.

Из уяснения определяющей роли материального производства в жизни общества закономерно следовал вывод: чтобы познать законы развития общества, необходимо исследовать его экономическую основу, значит, надо заняться изучением и разработкой политической экономии.

Из выяснения диалектики взаимодействия и развития производительных сил и производственных отношений в предшествующей истории вообще, в условиях современного Марксу буржуазного общества в особенности следовало, что развитие противоречий последнего объективно ведет к революционному преобразованию общества, основанного на частной собственности, в общество, основанное на общественной собственности.

Таким образом, первое великое открытие Маркса было предпосылкой его второго открытия. Вместе с тем оно стало исторически первым, философским, или социологическим, обоснованием необходимости коммунистического преобразования общества, обоснованием теории научного коммунизма.

Чтобы познать законы функционирования и развития такого сложнейшего объекта, как человеческое общество, необходимо было применить самый совершенный метод познания. И таким методом стала материалистическая диалектика. Диалектика была высшим достижением классической немецкой философии. Маркс переработал ее на материалистической основе. Выработка диалектико-материалистического метода, как считал Энгельс, по своему значению едва ли уступает открытию материалистического понимания истории (см. там же, т. 13, с. 497).

Если материалистическое понимание истории выступает непосредственной философской основой теории научного коммунизма, то его более общей основой служит вся философия Маркса и Энгельса, диалектический и исторический материализм в целом.

Применение материалистической диалектики и материалистического понимания истории к анализу буржуазного общества привело Маркса к его второму великому открытию. Опираясь на высшее достижение классической английской политической экономии – трудовую теорию стоимости, – Маркс подверг критическому анализу капиталистический способ производства и его теоретическое отражение в буржуазной политической экономии. Результатом его многолетних исследований стала теория прибавочной стоимости как ядро новой, марксистской политической экономии. Маркс доказал исторически необходимый и преходящий характер капиталистического способа производства, выяснил конкретный механизм развития его противоречий.

Теория прибавочной стоимости представляет собой исторически второе, экономическое, обоснование необходимости коммунистического преобразования общества, обоснование теории научного коммунизма. Вместе с тем это второе открытие Маркса подтверждает и развивает первое его открытие. Если первоначально материалистическое понимание истории выступало в известной степени как гипотеза, то теперь оно окончательно превратилось в научно обоснованную теорию. Подобно тому как открытие Лeверье новой планеты практически доказало истинность гелиоцентрической системы Коперника, так и успешное применение исторической концепции Маркса в детальном исследовании одной, именно капиталистической, общественной формации, завершившееся открытием прибавочной стоимости, подтвердило истинность этой концепции.

Таким образом, все составные части созданного Марксом и Энгельсом учения органически связаны воедино, и как главный логический вывод из всего этого учения выступает теория научного коммунизма.

В отличие от своих предшественников-утопистов к вопросу о перспективах развития общества Маркс относился как ученый. На место утопической мечты он поставил строго научное предвидение. Исследуя реальные тенденции развития существующего общества и экстраполируя их на обозримое будущее, он делал строго научные выводы относительно перспектив развития. «…Мы не стремимся, – писал Маркс, – догматически предвосхитить будущее, а желаем только посредством критики старого мира найти новый мир» (там же, т. 1, с. 379).

Научный, классовый подход к проблемам революционного преобразования общества позволил Марксу и Энгельсу совершить ряд открытий в этой области. Они выявили объективные и субъективные предпосылки революционного преобразования общества. Впервые в истории человеческой мысли и освободительного движения они доказали, что необходима определенная совокупность прежде всего материальных предпосылок революции. Только достаточно высокое развитие крупного машинного производства и формирование революционного класса – промышленного пролетариата – делают необходимым и возможным уничтожение частной собственности на ставшие общественными по своему характеру средства производства. Маркс и Энгельс доказали также, что для осуществления коммунистического преобразования общества необходима партия рабочего класса, основанная на принципах научного коммунизма, необходимы социалистическая революция и диктатура пролетариата. Они понимали, что переход от капитализма к коммунизму – длительный и сложный исторический процесс, в ходе которого будут радикально меняться и материальные условия жизни общества, и общественные отношения, и сами люди. Ибо революция – это двуединый процесс изменения условий жизни и самих людей. Маркс и Энгельс выявили важнейшие закономерности этого процесса, определили основные стадии становления и развития коммунистического общества: переходный период от капитализма к коммунизму (точнее, к его первой фазе – социализму), первая фаза коммунистического общества – социализм, высшая фаза коммунистического общества – полный коммунизм. Они выяснили наиболее существенные черты будущего, коммунистического общества и его высший принцип – всестороннее свободное развитие каждого человека и всего общества.

Возникновение марксизма стало подлинной революцией в истории общественной мысли. Вместе с тем это новое учение – наука о развитии, познании и преобразовании мира – закономерный результат всего предшествующего исторического развития.

Марксизм возник на базе интеграции ряда наук. Маркс и Энгельс синтезировали, критически осмыслив, высшие достижения классической немецкой философии, классической английской политической экономии, французского и английского утопического социализма и коммунизма, достижения исторической науки и естествознания. Но в основе этого синтеза и всего развития марксизма лежало познание реальной действительности.

Возникновение марксизма было обусловлено определенными объективными и субъективными обстоятельствами, историческими предпосылками, а также, разумеется, и личными качествами его творцов.

Марксизм не мог появиться в иную эпоху. Ибо он представляет собой порождение общества, уже достигшего определенного уровня развития. Марксизм был невозможен до эпохи крупного машинного производства и начала классовой борьбы промышленного пролетариата, он был невозможен без известных достижений общественных и естественных наук. Но марксизм был бы невозможен и без Маркса, без его гениальности и его революционного гуманизма.

* * *

Среди многих замечательных черт, которые характеризуют Маркса как величайшего ученого, революционера, человека, хотелось бы особо выделить следующие.

Прежде всего его поразительно разностороннюю одаренность.

Об основных гуманитарных науках – философии, политической экономии, истории говорить не приходится. Его познания в этих областях были универсальны, а его собственные работы знаменовали собой подлинную революцию.

Маркс внимательно следил за достижениями естествознания и техники и специально изучал многие естественные науки – астрономию, физику, химию, биологию, геологию, анатомию, физиологию и в особенности историю техники и технологии. После его смерти остались обширные математические рукописи. Он начал с ученических упражнений, а кончил самостоятельными работами по диалектическому обоснованию дифференциального исчисления.

Прекрасно знал Маркс мировую художественную литературу, а многие произведения Гёте, Шекспира и других классиков чуть ли не наизусть. Даже в таком сугубо научном труде, как «Капитал», Маркс использовал десятки литературных образов, а в его книге-памфлете «Господин Фогт» их сотни. В молодости он и сам писал стихи, пробовал свои силы и в художественной прозе.

Маркс любил повторять слова: «Иностранный язык – это оружие в жизненной борьбе». И на протяжении всей своей жизни он совершенствовал это свое оружие. Его основные произведения написаны, естественно, на родном, немецком, языке. Когда же ему понадобилось выступить против Прудона, он написал целую книгу («Нищета философии») на безупречном французском языке. В течение многих лет сотрудничая в прогрессивной американской газете «Нью-Йорк дейли трибюн», он писал свои статьи, разумеется, на английском языке. Он любил перечитывать Эсхила на древнегреческом, «Божественную комедию» Данте на итальянском, «Дон Кихота» Сервантеса на испанском. Когда Марксу было 50 лет, он начал изучать русский язык и через полгода мог читать русскую экономическую и художественную литературу.

Таковы лишь некоторые факты, свидетельствующие о том, что это был человек разносторонне одаренный и поистине энциклопедически образованный.

Однако гений – это не только дар природы, но и труд человека. Маркс был поразительно работоспособен и трудолюбив. Он мог месяцами и годами, работая исключительно интенсивно, писать по два печатных листа (около 50 машинописных страниц) первоклассного текста в неделю. А ведь деятельность его не сводилась к работе за письменным столом.

Это был великий труженик. Он боролся за 8-часовой рабочий день для рабочих, сам же нередко трудился по 16 часов в сутки. Он много делал и много сделал. Его теоретическое наследие насчитывает многие десятки томов. При этом все его разносторонние дарования и вся его многообразная деятельность имели в конечном счете одну цель. Не случайно в своей знаменитой «Исповеди» на вопрос «Ваша отличительная черта» Маркс отвечал: «Единство цели» (там же, т. 31, с. 491). С юношеских лет он видел смысл жизни в том, чтобы «работать для человечества». Позднее этот несколько абстрактный идеал принял вполне определенную форму. Борьба за освобождение рабочего класса – вот та высокая цель, которой была посвящена вся жизнь Маркса – мыслителя, революционного борца и человека, вся его теоретическая и практическая деятельность.

Этой конечной цели были подчинены и его научные занятия. «Наука совсем не эгоистическое удовольствие, – говорил Маркс, – и те счастливцы, которые могут посвятить себя научным задачам, сами первые должны отдавать свои знания на службу человечеству» (цит. по: Воспоминания о Марксе и Энгельсе. М., Политиздат, 1956, с. 62).

Маркс завершал работу над первым томом «Капитала», преодолевая невзгоды эмигрантской жизни, тяжелые болезни, мучительные переживания, связанные со смертью детей. В это время он писал: «Если хочешь быть скотом, можно, конечно, повернуться спиной к мукам человечества и заботиться о своей собственной шкуре» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 31, с. 454).

Горько шутя, Маркс говорил, что «Капитал» не вернет ему даже стоимости того, что он выкурил, работая над этим произведением. А Вильгельм Либкнехт по этому поводу заметил: «Над „Капиталом“ Маркс работал сорок лет – и как работал! Так, как мог работать только Маркс. Я не преувеличу, если скажу, что наиболее низкооплачиваемый поденщик в Германии получает за сорок лет работы больше денег в виде заработной платы, чем Маркс получил в виде „гонорара“ за величайшее научное творение нашего века» (Воспоминания о Марксе и Энгельсе, с. 103).

Маркса-исследователя характеризует чрезвычайная научная добросовестность, честность, последовательность, смелость и отсюда – революционность в науке. «Литературная совесть Маркса была столь же строга, как и его научная совесть, – вспоминал Поль Лафарг. – Он не только никогда не ссылался на факт, в котором не был вполне уверен, но даже не позволял себе говорить о предмете, которого он предварительно не изучил основательно… Энгельс, сам в высшей степени добросовестный в научной работе, тем не менее не раз выходил из себя от скрупулезности Маркса, не желавшего напечатать ни одной фразы, которой он не мог бы доказать десятью различными способами» (там же, с. 70, 82).

При всей своей исключительной работоспособности Маркс действительно трудился над главным творением своей жизни – «Капиталом» на протяжении почти сорока лет. «Капитал» – это 4 тома, 7 толстых книг, 250 печатных листов текста. А подготовительных материалов к нему, начиная от выписок из сотен книг и кончая предварительными вариантами текста, во много раз больше.

Объем информации, переработанной здесь Марксом, колоссален. Чтобы написать в первом томе около двадцати страниц об английском рабочем законодательстве, он проштудировал целую библиотеку официальных изданий, так называемых Синих книг. Для сравнительно небольшого раздела о земельной ренте в третьем томе он исследовал огромную литературу, в том числе русскую, так что после его смерти Энгельс обнаружил «более двух кубических метров книг» по русской статистике (см. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 36, с. 41). В четырех томах «Капитала» только цитируется и упоминается свыше тысячи произведений научной и художественной литературы на нескольких европейских языках. По известному образному выражению, «Капитал» – это «Монблан фактов», который увенчивают обобщающие идеи Маркса.

В предисловии к французскому изданию первого тома «Капитала» сам Маркс писал: «В науке нет широкой столбовой дороги, и только тот может достигнуть ее сияющих вершин, кто, не страшась усталости, карабкается по ее каменистым тропам» (там же, т. 23, с. 25).

Научная добросовестность Маркса была помножена на силу его логического мышления, на мастерское владение диалектическим методом. Безупречность и мощь логики Маркса вынуждены признавать даже его идейные противники, это стало уже чем-то само собой разумеющимся.

Отсюда колоссальный «запас прочности» тех теоретических результатов, к которым пришел Маркс. Отсюда бесплодность попыток опровергнуть установленные им факты и сделанные им выводы. «…Маркс настолько превосходит всех нас своей гениальностью, своей чуть ли не чрезмерной научной добросовестностью и своей баснословной ученостью, – писал Энгельс, – что если бы кто-либо попытался критиковать его открытия, то он только обжегся бы на этом» (там же, т. 35, с. 187).

Маркс – человек на редкость цельный. Логической безупречности его мышления полностью соответствовала и его безупречная научная честность. Свое мировоззрение – диалектическое, материалистическое и коммунистическое – он в противоположность догматизму называл также критическим. «Беспощадность – первое условие всякой критики…», – подчеркивал он (там же, т. 34, с. 40). Беспощадность не в личном смысле, а в смысле научной смелости, строжайшей объективности. Бескомпромиссная принципиальность в науке – одна из главных черт Маркса. В предисловии к своей книге «К критике политической экономии» он писал: «…Мои взгляды, как бы о них ни судили и как бы мало они ни согласовались с эгоистическими предрассудками господствующих классов, составляют результат добросовестных и долголетних исследований. А у входа в науку, как и у входа в ад, должно быть выставлено требование:

„Здесь нужно, чтоб душа была тверда;

Здесь страх не должен подавать совета“»

(там же, т. 13, с. 9).

Постоянная самокритика – одна из коренных черт и Маркса-ученого и учения Маркса. Этот принцип заложен, так сказать, «запрограммирован» уже в фундаменте его теории – в философии диалектического материализма, которая пронизана критическим, революционным, творческим духом.

Маркс глубоко понимал необходимость непрерывного развития теории, был непримиримым врагом доктринерства. Собственное учение он рассматривал не как догму, а как руководство к революционному действию. «…Все миропонимание Маркса, – писал Энгельс, – это не доктрина, а метод. Оно дает не готовые догмы, а отправные пункты для дальнейшего исследования и метод для этого исследования» (там же, т. 39, с. 352).

Маркс – ученый и коммунист – не мог, разумеется, относиться безразлично к положению науки в условиях современного ему, буржуазного общества и не мог не размышлять о судьбах ее в будущем, коммунистическом обществе. При капитализме, отмечал он, «даже чистый свет науки не может, по-видимому, сиять иначе, как только на мрачном фоне невежества» (там же, т. 12, с. 4). И он предвидел, что лишь рабочий класс может «превратить науку из орудия классового господства в народную силу, превратить самих ученых из пособников классовых предрассудков, из честолюбивых государственных паразитов и союзников капитала в свободных тружеников мысли! Наука может выполнять свою истинную роль только в Республике Труда» (там же, т. 17, с. 559). Маркс предвидел в этом будущем обществе безграничный прогресс науки, уничтожение противоположности между умственным и физическим трудом, научный характер труда в материальном производстве, который станет деятельностью, управляющей всеми силами природы.

Работы Маркса сыграли роль ускорителя исторического прогресса, в огромной степени приблизили наступление того будущего, которое он гениально предвидел.

* * *

Одним из главных принципов марксизма является единство теории и практики. Для Маркса познать мир надо было для того, чтобы преобразовать его. Маркс вместе с тем доказал, что изменить мир можно, только действительно познав его законы, что без научной теории не может быть и успешной практической деятельности.

Принципом единства теории и практики Маркс руководствовался и в научной и в политической деятельности. Он не был только исследователем, кабинетным ученым. «…Маркс был прежде всего революционер», – говорил на его могиле Энгельс (там же, т. 19, с. 351). Маркс создал не только научную теорию классовой борьбы пролетариата, но и первые международные организации борющегося пролетариата – Союз коммунистов (в 1847 г.) и I Интернационал (в 1864 г.). По решению второго конгресса Союза коммунистов Маркс и Энгельс выработали первый программный документ научного коммунизма – «Манифест Коммунистической партии». Маркс являлся автором основных программных документов I Интернационала, его душой и руководителем.

Маркс был современником двух крупнейших революционных событий XIX века – европейской революции 1848 – 1849 гг. и Парижской Коммуны 1871 г. Во время революции 1848 – 1849 гг. он издавал в Германии «Новую Рейнскую газету», которая, по определению Ленина, была «лучшим, непревзойденным органом революционного пролетариата» (Полн. собр. соч., т. 26, с. 83). Маркс оказал огромную помощь коммунарам. Он проанализировал и обобщил опыт этих двух революций и, опираясь на него, существенно развил свою теорию, разработал основы стратегии и тактики, политики революционного рабочего класса.

К политике Маркс относился, как к науке. В его политической деятельности органически сочетались самая революционная программа борьбы и самое трезвое отношение к действительности. Оппортунизм и авантюризм были ему одинаково чужды. «Героев революционной фразы» он презирал и ненавидел. «Фразер» было в его устах самым бранным словом. По свидетельству Либкнехта, «он ненавидел популярность, и погоня за популярностью повергала его прямо в ярость» (Воспоминания о Марксе и Энгельсе, с. 95). «Мы оба не дадим и ломаного гроша за популярность», – писал Маркс о себе и об Энгельсе (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 34, с. 241). На протяжении почти сорока лет он последовательно и страстно боролся против «суеверного преклонения перед авторитетами» (см. там же).

Все это характеризует Маркса как истинного пролетарского революционера, как творца научного коммунизма.

Маркс – ученый и революционер был вместе с тем и просто человеком, и притом человеком замечательным. Воспоминания современников донесли до нас его обаятельный образ.

«…Маркс представлял из себя тип человека, сложенного из энергии, воли и несокрушимого убеждения…», – отмечал русский литератор П.В. Анненков (Воспоминания о Марксе и Энгельсе, с. 280). «…B нем сочетаются глубочайшая философская серьезность с тончайшим остроумием; представь себе соединенными в одной личности Руссо, Вольтера, Гольбаха, Лессинга, Гейне и Гегеля; я говорю соединенными, а не механически смешанными – и ты будешь иметь представление о докторе Марксе», – восторженно говорил о молодом Марксе один из его современников (Карл Маркс. Биография. М., Политиздат, 1968, с. 15 – 16). Маркс с самой ранней молодости импонировал всем ясностью и решительностью своего характера, рассказывал Энгельс Лафаргу (см. Воспоминания о Марксе и Энгельсе, с. 82).

Вильгельм Либкнехт в своих воспоминаниях подчеркивал: «Среди известных мне людей – великих, малых и средних – Маркс был одним из немногих, совершенно лишенных всякого тщеславия. Он был для этого слишком велик и слишком силен, да и, пожалуй, слишком горд. Он никогда не становился в позу и был всегда самим собой. Он, как дитя, был неспособен носить маску и притворяться… Маркс был исключительно правдивым человеком, это была воплощенная правда» (Воспоминания о Марксе и Энгельсе, с. 100).

В своих знаменитых «Тезисах о Фейербахе» Маркс писал, что сущность человека есть совокупность всех общественных отношений. Сущность человека проявляется в его отношениях к другим людям, к труду, ко всему миру. Это верно как в теоретическом смысле, так и применительно к каждому человеку. Верно это и в отношении Маркса как человека. Его высокие человеческие качества не были просто частным фактом его личной биографии. Они проявились и в его теоретической и в его революционной деятельности. Они обнаружились и в его личной жизни. Для нас его замечательные человеческие качества органически связаны с гуманистической сущностью его учения.

Человеческие качества Маркса ярко проявлялись в его отношениях к людям – к соратникам и друзьям, к родителям, к жене и детям. Они особенно глубоко и полно обнаружились в любви и дружбе.

Дружба и любовь были для Маркса священны. Широко известна та поистине легендарная дружба, которая на протяжении сорока лет связывала Маркса и Энгельса и о которой Ленин сказал, что она превосходит «все самые трогательные сказания древних о человеческой дружбе» (Полн. собр. соч., т. 2, с. 12). В основе этой дружбы лежало глубокое единство взглядов, эти два человека удивительно дополняли друг друга. Они вместе создавали и развивали новое мировоззрение, вместе вели революционную борьбу.

Высоким образцом любви были взаимоотношения Маркса и его жены Женни. Самое наглядное представление о ней дают и письма Маркса к Женни и воспоминания современников. «Всю свою жизнь, – писала об отце младшая дочь Маркса Элеонора, – Маркс не только любил, но был влюблен в свою жену» (Воспоминания о Марксе и Энгельсе, с. 263).

Яркое представление о Марксе как человеке дает его уже упомянутая «Исповедь».

Отвечая на вопросы своеобразной семейной анкеты, Маркс говорил, что в людях он больше всего ценит простоту.

На вопрос: «Ваше представление о счастье», – он отвечал: «Борьба». А на аналогичный вопрос о несчастье – «Подчинение».

Наиболее отвратительным недостатком считал угодничество.

Его любимое занятие – «рыться в книгах».

Любимые герои – Спартак, Кеплер (один – вождь восстания рабов, другой – великий ученый).

Любимый цвет – красный.

На вопрос: «Ваше любимое изречение», – он отвечал словами римского драматурга Теренция: «Ничто человеческое мне не чуждо» (см. Воспоминания о Марксе и Энгельсе, с. 274 – 275).

А дочь Маркса Элеонора говорила о нем словами Шекспира:

«Он человек был, человек во всем,

Ему подобных мне уже не встретить»

(см. там же, с. 262). И именно потому, что он был так человечен, он так много сделал для человечества.

* * *

В те далекие от нас дни, когда не стало Маркса, Энгельс писал: «Самый могучий ум нашей партии перестал мыслить, самое сильное сердце, которое я когда-либо знал, перестало биться». «Человечество стало ниже на одну голову и притом на самую значительную из всех, которыми оно в наше время обладало» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 35, с. 384, 386). Сегодня мы можем сказать, что благодаря деятельности Маркса, благодаря реализации его идей человечество стало намного выше, значительно приблизившись к достижению тех исторических целей, во имя которых жил, трудился и боролся Маркс.

Как отмечал В.И. Ленин, Маркс создал учение, которое «соединяет строгую и высшую научность… с революционностью, и соединяет не случайно, не потому только, что основатель доктрины лично соединял в себе качества ученого и революционера, а соединяет в самой теории внутренне и неразрывно» (Полн. собр. соч., т. 1, с. 341).

Всю свою сознательную жизнь Маркс посвятил борьбе за освобождение рабочего класса, идейной подготовке этого класса к выполнению его всемирно-исторической миссии. Он исходил из того, что «теория становится материальной силой, как только она овладевает массами» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 1, с. 422).

 

 

 

 

 

 

 

Няма коментари:

Публикуване на коментар